Евгения Гапчинская о себе, об искусстве, о жизни… «НЕТ – не ответ…»

Я никогда не умела анализировать искусство, обсуждать его, критиковать или, наоборот, приводить весомые аргументы в пользу его совершенства. Я не понимаю, как работают искусствоведы. Вы не поверите, но для меня искусство – это работа, любимая работа.

В первую очередь. Каждую свою работу я люблю, как мама любит своего ребенка. Иногда, бывает, посмотрю на свою работу через месяц-два, и даже не верится, что это я написала. И я ее еще больше со временем люблю. Я пишу картины такими, какими их вижу в своем воображении, каждая из них рождается сначала у меня в голове, а потом, в течение нескольких недель, воплощается на полотне.

Я прошла через много стилей в живописи и искусстве в целом, пока на свет появились мои «человечки». Помню, я с группой других художников в студенческие годы была вовлечена в процесс создания различных инсталляций, т.н. современное искусство. Мы создавали то, что без предварительного описания понять было невозможно. Очень быстро я сделал вывод, что это не мое.

Я с уважением отношусь к современному искусству, толерантно, как и ко всему в жизни, но это не та сфера, в которой я хотела развиваться.  После университета, где нас обучали классической живописи, мне понадобилось 2 года, чтобы создать тот стиль, который вы видите сегодня на моих картинах. Не то, чтобы я не люблю классику – вовсе нет! Именно фигуративная живопись стала основой моего стиля. Но мне хотелось чего-то менее серьезного, чего-то своего, что бы выражало мое состояние души, мои мысли и отношение к жизни. И когда меня спрашивают, не планирую ли я поменять свой стиль, я отвечаю категорически нет. Мой стиль – это результат предшествующих экспериментов.

Сегодня я создаю то, что хочется конкретно мне, а не преподавателю, не кому-то из знакомых. Это очень важно, чрезвычайно. Иначе работа не будет иметь души…  Даже когда я пишу картины на заказ, я следую такому правилу: картина должна быть такой, чтобы, в случае, если заказчик откажется, я гордилась тем, что она была мною создана. То есть для меня чрезвычайно важно создавать то, что нравится, в первую очередь, мне. Если же я чувствую, что заказ не соответствует моему стилю, видению, если моя душа не откликается на его реализацию, то я не решусь его реализовывать.

Кстати, раньше я к картинам на заказ относилась несколько скептически, но, когда узнала, что 90% того, что представлено в Лувре, было заказано королем Людовиком IV, поменяла свое отношение. Поистине самые прекрасные произведения искусства были заказными. И это говорит о том, что часто именно заказчик может озвучить ту прекрасную идею, которая тебя раньше не посещала.

Я нашла свое направление, свой стиль. Но этого мало. Просто написать картину – тоже недостаточно. Нужно  о себе заявить, выставить свои работы и дать возможность другим взглянуть и узнать о тебе. Я обращалась во множество киевских галерей, но везде получала отказ. И не в деликатной форме…

Признаюсь, мне было очень обидно, после очередной неудачи в переговорах с галеристом я плакала, но на следующий день шла по новому адресу. Но это не давало результат, а все больше усугубляло внутреннее состояние. В качестве аргумента мне говорили: «У нас есть круг художников, с которыми мы работаем». У нас галеристы считают себя феодалами, могут дать ход, а могут не дать, могут «приютить», а могут прогнать.

Они могут руководить судьбами художников, приводя аргументы, которые вряд ли объясняют истинную причину того или иного решения. Единственным человеком, который дал мне помещение для выставки, стал мой директор. Сейчас объясню. Тогда я работала в цветочном магазине, при котором была галерея. Я занималась организацией различных выставок в этой галерее и, воспользовавшись служебным положением, договорилась с директором о выставке собственных картин. Мне ответили да.

Сейчас, после стольких лет, я могу с уверенностью сказать, что это был величайший подарок судьбы. Я имею в виду эти многочисленные отказы… Ведь, если бы одна из галерей согласилась выставить мои работы, я, пожалуй, до сих пор была бы связана с ней. Я не была бы свободной принимать решения что писать и как – мне бы диктовал кто-то, исходя из спроса на рынке. Возможно, я бы никогда не открыла собственную галерею. Знаете, ведь не так просто взять и уйти от того, кто в тебя вкладывает и тебя рекламирует. Наверное, не просто.

Во всяком случае, могу сказать, что существующие сегодня мои галереи в Киеве, Харькове, Москве и Днепропетровске, появились исключительно из-за необходимости, так как все галереи отвечали отказом.  И сейчас я понимаю, что по-другому не смогла бы. И когда недавно мне предложили открыть совместную галерею в Москве, я отказалась. Это требует тех партнерских отношений, предусматривающих отчет друг другу о сделанной работе, аргументы в пользу принятого решения и множество других действий, к которым я не привыкла. Например, я даже не всегда могу объяснить, почему в один журнал даю рекламу, а в другой – нет.

Даже если с экономической точки зрения последний явно более выгодный и надежный. Но я действую интуитивно и не намерена кому-то объяснять логику своих решений. Даже если мне начнут приводить миллионы аргументов в пользу того издания, которому я отказала, я все равно не поменяю свое решение. А даже, чем больше начнут уговаривать, тем больше я буду убеждаться в правильности своего выбора. Любое действие дает противодействие.  И я очень благодарна судьбе, что на сегодняшний день все сложилось таким образом, что я не обязана подчиняться какой-либо галереи и зависеть от нее. Я вынесла очень важный урок: когда тебе никто не дает зеленый свет, то приходится что-то изобретать в своей судьбе. Спасибо всем галереям, которые мне светили лишь «красным». Теперь я могу с уверенностью сказать, слово «нет» нельзя считать ответом. Каждое «нет» должно лишь мотивировать идти дальше. Возможно, нужно выплакаться, но на следующий день нужно вставать и идти. В жизни бывают такие ситуации, когда обида настолько сильная, что дня недостаточно, чтобы избавиться от нее. Тогда, возможно, необходима неделя или месяц. Но не больше. После этого вставайте и идите дальше. Простите всех, продолжайте жить радостно и с улыбкой на лице. Нельзя годами жить в прошлом. Потом будете очень жалеть об этом.

Придерживаться такой позиции мне помогает йога, которой я занимаюсь уже более 10 лет. Йога учит отсеивать мелочное от важного, не впускать в свое сердце обиды, злость и зависть, а открываться добру, свету и красоте. У меня в жизни было много случаев, когда люди проявляли не самые положительные черты характера по отношению ко мне. И не только галеристы. Думаю, вы не раз встречали магниты, календари, открытки с изображениями моих картин. Для пользователя это мелочь: что здесь такого, наоборот, появилась возможность дешево приобрести сувенир с позитивной картинкой. А я судилась с инициаторами таких событий. Это далеко не самые приятные ощущения, когда кто-то ворует твою идею и зарабатывает на ней деньги. Мне всегда хотелось оградить себя от решения подобных ситуаций. Этим должны заниматься юристы, а не художники. И сейчас я не решаю эти вопросы. Есть юристы, которые отстаивают мои права. Но все равно понадобилось некоторое время, чтобы научиться не впускать эту обиду внутрь себя, тем самым дисгармонизируя внутреннее состояние. Сейчас я к этим «проблемам» отношусь спокойно, они есть, я их принимаю, но не впускаю. Иначе я бы не смога писать.

Знаете, я часто думаю о том, что было бы, если бы я не переехала в Киев и осталась в Харькове. Переехать меня заставило отсутствие работы (на тот момент я пыталась устроиться мастером маникюра). Ну а если бы меня взяли в один из салонов? Я бы до сих пор там и работала бы, наверное… Хотя, мне кажется, что через пару лет я бы все равно почувствовала свой истинный путь в жизни.  Нет, не осталась бы я там в любом случае. Это как в рассказе О.Генри «Дороги судьбы»: «Твоя жизнь – это следствие твоего характера». А я всегда хотела чего-то большего, что-то сделать такое, что еще никто не делал. Несомненно, я бы уехала. Я бы в любом случае стала художником, вопрос только во времени… Я ведь уже в 13 лет поступила в художественное училище, и тогда еще поняла, что живопись – это мое.

И тогда поняла, что нельзя научить рисовать. Но и одного таланта недостаточно. Необходима совокупность условий. Если есть талант от Бога, то неплохо бы еще лет десять усердных занятий. Если наделен талантом, но не работаешь над его развитием, то считай, что таланта никакого у тебя нет… Меня учили, но училась я сама… (хотя, признаться, обучить кого-то для меня непосильная задача. Я не умею объяснять, поэтому и мастер-классы никогда не проводила). Знания в учебных заведениях дают, но брать их или нет – воля каждого студента. У нас был один преподаватель, мой любимый, очень лояльный к студентам. Он давал много наставлений и рекомендаций, относящихся к жизни в общем. До сих пор помню, как он говорил: «Жизнь нельзя прожить без потерь, поэтому лучше потерять пирожок, чем хорошего человека». И очень часто подобные советы намного дороже, чем чтение теории по живописи. Ведь внутреннее формирование как ничто лучше формирует наши внешние проявления. Каждый преподаватель готов давать, а ты можешь либо брать и впитывать в себя, либо считать себя очень талантливым и отказываться от предлагаемых знаний. Поэтому в художнике должно сочетаться то, что Богом дано, то, чему преподаватели научили, и жадность, с которой он готов впитывать это и использовать для реализации себя как мастера.

Я с самого детства любила рисовать, хотя никто из моих родственников особыми творческими способностями не обладал. Но судьба свела меня с человеком, таким же творческим, моим нынешним супругом. Мы познакомились еще в юношеские годы и с тех пор идем рука об руку. Мой супруг дизайнер по специальности, и именно он занимается дизайном нашей полиграфической продукции. При этом автором дизайна интерьеров в галереях являюсь я.

Как я могу себя описать? Трудолюбивая, честная, преданная. А еще домашняя. Мой образ жизни скорее близок людям пожилого возраста. Я встаю рано и соответственно рано засыпаю. Я не люблю вечеринки своих коллег. Они утомляют меня и в итоге я сожалею о зря потраченном времени. Я никогда не знаю, что на них делать. Я не пью, на вечеринках не ем, о чем говорить, не знаю. Я чувствую себя неловко и с нетерпением жду конца, или сама ухожу раньше времени. Признаться, меня на такие мероприятия и не приглашают. Видимо, я дала понять, что это не мое. Тем лучше.

Я встаю в 5 утра, с рассветом, и начинаю писать свои картины. Пишу я целый день, отвлекаясь лишь на обеденное время и с целью уделить внимание супругу и детям. Ложусь спать я не позже 10 вечера. Хочу отметить, что своим мастерством я занимаюсь каждый день: это помогает держать себя в форме, не утратить связь с собой, своей картиной. Меня часто спрашивают: «А если нет вдохновения?». Такой вопрос вызывает на моих устах улыбку. Скорее, усмешку. Вдохновение…Признаться, я терпеть не могу это слово. Само по себе оно такое прекрасное, но люди используют его по назначению и без. А это губит красоту. Существует стереотип, что вдохновение – это нечто, нисходящее сверху, озаряющее и одаривающее новыми силами, идеями… А если нет вдохновения – то нет сил и идей. Поэтому и многие художники лишь 5% своего времени занимаются делом, а 95% - непонятно чем. Потому что, видите ли, вдохновения нет. Вдохновение, а точнее его отсутствие, – это отговорки ленивых людей. Помойте пол, уберите свое рабочее место, приготовьте вкусный завтрак, включите любимую музыку – и вдохновение сразу придет! Я вас уверяю…

Автор

Виктория Степанец Журналист Виктория Степанец
Москва, 25 лет
Журнал Журнал «Культурный тренд»

Написать сообщение
Пишу статьи, учусь в ВШЭ.
Интересная тема? Нажимай