Женя Хмара, интервью. «Язык души»

Музыка – это международный язык, который понимают все, который не требует объяснений, толкований, переводов. Когда я впервые услышала импровизацию Евгения Хмары, у меня возник вопрос – как возможно создать такое волшебство? И больше всего удивляет то, что музыка создается на твоих глазах, Женя садится за фортепиано и начинает импровизировать, а складывается впечатление, что такая мелодия создавалась усердно и долго, что ее рождению предшествовало множество проб и ошибок.  А на самом деле – она родилась только что, при тебе.

— Женя, каким ты представлял свое будуще в детстве? Насколько получилось детское желание воплотить в жизнь?
— Я представлял себя музыкантом, создателем собственных мелодий, импровизатором, со своим оркестром. И из всех инструментов я видел себя именно за фортепиано. И сегодня все это сбылось. Конечно, есть детали, которые остались в детских мечтах.  И, скорее всего, тем лучше. Просто физически не все в детстве возможно понять. Мечты формируются спонтанно, подсознательно, а с возрастом, набираясь опыта, мудреешь, и трансформируешь детские желания, реализуя главное и отсеивая то, что уже не кажется, по какой-либо причине, столь привлекательным.

— Когда ты впервые познакомился с музыкой? Какой это был инструмент?
— Учитывая , что мой папа – барабанщик, именно ударные инструменты стали первым моим знакомством с музыкой. Мне тогла было года четыре, а может и меньше… Еще остались слайды, где я совсем маленький сижу у папы на руках, а у него – барабан. Интерес стал проявляться сразу, но все же серьезному увлечению музыкой способствовали следующие факторы. Помню, как мы с папой пошли в цирк, где я впервые познакомился с  клавишными интсрументами. И услышанная мелодия настолько поглотила меня, что уже тогда я стал большее предпочтение отдавать клавишным, а не ударным. После этого я поступил в музыкальную школу, где впервые увидел открытое фортепиано  и познакомился с техникой работы молоточков. Это стало для меня всем. Также немаловажную роль сыграл инструмент-металофон, на котором я совсем ребенком играл чайными ложками. И именно на металофоне я стал подбирать свои первые мелодии.

Я старался скопировать звуки буквально всего, что слышал вокруг. Безусловно, мелодия полилась далеко не сразу, было много проб, и чем больше я осваивал интсрумент, тем ближе приближался к желаемому воссозданию мелодий.
 

— В декабре пришлого года ты представил также интсрументлебс-стил гитар. Какие еще инструменты ты освоил или планируешь освоить?
— Да, этот инструмент я представил в декабре первый раз и буду играть на нем в рамках моего предшествующего тура по Украине (прим.ред. тур Жени Хмары по Украине состоялся в конце апреля, в рамках котрого Женя выступил в Киеве, Днепропетровске, Харькове, Запорожье, Львове, Одессе). Также я осваиваю еще один инструмент, но пусть это останется в тайне. Будет сюрприз для моих слушателей.

— Вы стремитесь стать мультиинструменталистом?
— Нет, наоборот, я сторонник, когда уделяется внимание чему-либо одному, именно в таком случае можно стать профессионалом свого дела. Самое главное теряется, когда распыляешься на многое однвоременно. У меня есть интерес освоить несколько интсрументов, и пока это не идет в ущерб моему развитию как пианиста, я поддаюсь такому желанию.

— Где ты впервые стал работать пианистом?
— Все началось с мебельного магазина. Мне было 15 лет. Меня туда пригласили с целью привлечь внимание большего количества посетителей. Привлекали внимание не только музыкой, но и дизайном. Стеклянный пол и белый рояль на последнем этаже магазина не могли остаться незамеченными. После моего так называемого первого трудоустройства, возникла цепная реакция – меня стали приглашать в различные рестораны. В итоге моя загруженность представляла по 6-7 разных точек в неделю. Конечно, на то время я не импровизировал еще, а исполнял известные композиции, в зависимости от формата заведения. Это был бесценный опыт.

— Ваше первое крупное шоу – Таврийские игры 2001 года. Но все же масштабным событием на пути к популярности стало участие в «Украина має талант»?
— Таврийские игры тоже было очень значимым сбытием. Там я вышел на сцену вместе с группой Space, что было моей мечтой с детства… Наверное, если говорить именно об отправной точке, после чего я стал более известным, то да, это было телешоу «Украина має талант». Безусловно, я очень многому обязан телеканалу СТБ.

— Какая цель твоего участия в каком-либо телешоу? В первую очередь…
— Многие считают, что в телешоу идут ради денег, славы, связей. Но есть один нюанс – чтобы взяли в телешоу, нужно что-то из себя представлять. И если на должном уровне не владеешь каким-либо мастерством, то никто никуда не возьмет. И известным не станешь. В моем случае, так сложилось, что меня приглашали и мне не приходилось самому стучать в «вечно закрытые двери». Что для меня шоу? Это трамплин, который помогает двигаться дальше. Но ни в коем случае это не завершенный этап. Даже выиграв в шоу, ты понимаешь, что все только начинается. На тебя возлагается ответственность оправдать ожидания тех, кто выделил тебя среди всех остальных. Если я работал до шоу «Украина має талант» на 100 %, то после – я работаю на 1000%. Самое главное, что мне оно подарило – это возможность быть услышанным многомиллионной публикой. А дальше все зависит от меня.

— С кем из современных музыкантов, певцов вы поддерживаете дружеские отношения?
— Дидье Маруани, группа Space. Мы познакомились, когда я был еще совсем юным – попал на концерт и очень хотел лично побеседовать с исполнителем. Мне чудом удалось попасть за кулисы, единственному в столпотворении народа… Тогда Дидье Маруани сказал, что мы еще сыграем вместе. Я принял фразу за иронию, но судьба таки осуществила эту юношескую мечту. Очень многому меня научил Джон Лорд, но лично нам не довелось познакомиться. Отчасти, в моих достижениях на сегодняшний день немалая заслуга Джона.  Также на меня огромное влияние оказал Ханс Циммер, с творчеством которого, к моему стыду, я познакомился лишь после выпуска второго альбома.

— А из украинских?
— Я очень уважаю Олега Скрипку. Как человека творческого, и человека, который экспериментирует и идет вперед. Не могу ни выделить Джамалу. Несмотря на различные стили исполнения, мы нашли общий язык и поддерживаем дружеские отношения. Понятное дело, Святослав Вакарчук. Мы не друзья, но общаемся в рамках общей сферы деятельности.

— Видите ли вы дальнейшее развитие своей карьеры в Украине или за границей?
— Для меня было очень важным сделать тур именно по Украине. Свой первый масштабный тур в своей стране. Я очень люблю Украину и когда выступаю за ее пределами, всегда заканчиваю концерт гимном Украины. Мне приятно представлять Украину в других странах, находясь где-то, оставаться украинцем. Я горжусь этим. Мне предлагали менять гражданство и оставаться в Европе. Но я отказался. Для чего-то я родился в Украине, а не в другой стране.

— Какие отличия между восприятием твоей музыки заграницей и в Украине?
— Мне повезло, потому что музыка – это международный язык. Не зная языка, можно спокойно говорить с народом через музыку. И это абсолютно другой диалог – глубокий, искренний, настоящий. Что касается менталитета, украинцы лучшие. А музыку воспринимают везде. За границей можно собрать больше зал, но это не всегда показатель. Да, там уровень культуры выше, а Украине есть над чем еще работать, чтобы его догнать. Но понимают и там, и там. Просто в Европе больше принято посещать театры, концерты, культурно просвещаться.

— Что бы ты посоветовал Украине предпринять, чтобы повысить уровень культуры?
— Не ставить классику детям. Они не поймут! Слушая классическую музыку в младенческом возрасте, на подсознательном уровне она воспринимается как нечто тяжелое, смысловое, заставляющее напрягаться. И потом это восприятие перекладывается на музыку вообще. А это приводит к нежеланию пойти на концерт. А ведь музыка бывает разная! К классике нужно подготовить. Можно поставить что-то более легкое, современную инструментальную музыку, которая будет воспринята ребенком и не убъет желание пойти на музыкальный концерт, а наоборот.

— Что известность означает для тебя и когда ты впервые ее ощутил?
— Я к популярности отношусь спокойно. Я ее не ощущаю и не хочу ощущать. Я просто понимаю, что есть люди, которым я обязан, которые поверили в меня и я не могу подвести их ожидания. Это ответственность. Я прилагаю максимум своих усилий, чтобы сделать все на высшем уровне. Слава – понятие растяжимое. Она приходит неожиданно и так же может уйти. Просто нужно работать. И все.

— Как ты пишешь музыку под заказ? Насколько это возможно?
— Да, иногда пишу. Практически всегда справляюсь. Главное, чтобы в музыке была мелодия. А также, чтобы у меня было вдохновение на создание требуемой композиции. Заказывая музыку, мне говорят, в каком направлении она должна быть, и называют референс – примеры похожих по стилю музыкальных произведений.

— Что музыка означает для тебя?
— Музыка – это то, что не поддается словесному описанию. И в этом ее прелесть. Музыку нельзя ощутить физически, только духовно. Музыка – это выражение чувств.

Автор

Виктория Степанец Журналист Виктория Степанец
Москва, 25 лет
Журнал Журнал «Культурный тренд»

Написать сообщение
Пишу статьи, учусь в ВШЭ.
Интересная тема? Нажимай