Интервью с украинской художницей Катерина Дудник. Взрослые дети

«Все взрослые большие дети» - уверяет украинская художница Катерина Дудник. Наблюдая за выражениями лиц посетителей выставок Катиных картин, замечаешь, что внешне такие взрослые, сильные и самоуверенные дамы и господа, на самом деле внутри по-детски наивные, добрые, ранимые и чувствительные натуры.

Посмотреть на мир глазами ребенка – порой самая непростая задача. Ведь она оголяет душу, снимает маску, которая так долго создавалась с целью оградить себя, защитить, не дать волю детским наивным чувствам и эмоциям, которые никуда не исчезли, а продолжают жить глубоко в душе. Мы пытаемся скрыть их, а ведь именно они составляют то настоящее и непосредственное, что мы подсознательно так стремимся встретить в окружающих нас людях. А когда встречаем – восхищаемся их открытостью и широтой души. Но таких людей единицы. Ведь, открываясь миру, мы рискуем быть смешными, непонятыми, обманутыми. Поэтому многие живут взаперти, играя на арене судеб, своей и чужих.

От такой игры быстро устаешь. И рано или поздно появится неодолимое желание поговорить по душам, искренне и непринужденно; как в детстве, нарисовать в своем богатом воображении фантазии, желания и мечты, поделиться ими с друзьями, и услышать в ответ, что все возможно и все впереди; в каждом проявлении природы видеть волшебство и божественный смысл; верить в ангелов и Деда Мороза; почаще делать то, что желает душа, слушать ее и стараться удовлетворить все ее прихоти. И когда все это начинает заново проявлять себя в нашем мировоззрении, все мы, такие взрослые, важные и серьезные, вдруг становимся искренними, наивными и неподражаемыми, вдруг становимся взрослыми детьми и начинаем видеть мир по-новому, замечая, насколько он прекрасный и загадочный.

— Катя, как вы объясните феномен, что сказочных картин оказывается достаточно, чтобы пробудить во взрослом человеке его внутреннего ребенка?
— Каждый из нас помнит свое детство. И, каким бы оно ни было, как правило, в памяти остаются самые яркие воспоминания: тогда жизнь казалась длинной, неспешной, была искренняя радость, которую дарили дождь, ветер, солнце… Мы наслаждались каждым прожитым моментом.  А потом выросли и стали постоянно торопиться, ворчать на дождь, на жару... Глядя на подобные сюжеты (прим.ред – Катины картины), мы умиляемся и возвращаемся туда, откуда мы родом – в детство. Вспоминаем давно забытое чувство умиротворения и беззаботности.

— Насколько ваши картины отображают вас как личность, ваш внутренний мир?
— Полностью. Я абсолютно искренне пишу. То, что в душе, то и на холсте.

— Катя, пожалуй, то, что я сейчас спрошу, является для вас привычным и ожидаемым. Но, тем не менее, я не удержусь, чтобы не затронуть эту тему. Вас многие сравнивают с Евгенией Гапчинской, выдвигая самые различные гипотезы, объясняющие подобие ваших картин по тематике, направлению, эмоциям, которые они призваны вызывать у окружающих. Что вы скажете, существует ли изначальный мотив «повторить чужую идею»?
— Что вы имеете в виду, когда говорите, что наши картины похожи?  Тематика – возможно. Но вы ж не спрашиваете маринистов, специально ли они похожи на Айвазовского или пейзажистов – не замечали ли они в своих работах влияние Левитана? Техника и подача, как по мне, совершенно отличается.

Одной из причин, почему я решила остановиться на сказочных персонажах, является рождение малыша: мне хотелось писать его и для него. Делать мир ярче и дарить свое восприятие мира окружающим. В какой-то момент я наткнулась на работы Евгении. Считаю ее замечательным художником и уважаю ее как мастера. Но говорить о том, что мы похожи, конкурировать с ней – нет ни смысла, ни желания. Вижу в ней лишь единомышленника и коллегу.

— Как часто вы пересекаетесь с Евгенией Гапчинской? Поддерживаете ли дружеские/деловые отношения?
— Мне не довелось пока лично познакомиться. Но земля круглая, где-нибудь наши пути пересекутся. 

— Какая отличительная черта вашего творчества?
— Никогда не задумывалась… Да и мне ли судить? Пусть судит зритель – это его право.

Насколько мне известно, ваша первая выставка картин состоялась, когда вам было 18 лет. В этом возрасте вы приняли участие в выставке, посвященной 2000-летию Рождества Христова. Какие картины вы на ней представили? Те, которые известны сегодня, имеют совсем не религиозный характер.
— В то время я писала не только сказочные сюжеты, и в рамках выставки представила пейзажи и натюрморт со свечой. Тематические сюжеты для такого события.

— Кто вас пригласил принять участие в этой выставке и какую роль она сыграла на вашем профессиональном пути?
— Участвовать именно в этом проекте меня пригласил отец (прим. ред – отец Катерины Дудник – Владимир Дудник – известный украинский художник). Эта выставка была не первая и сала просто еще одним небольшим шагом вперед. Значимой и масштабной в моем творчестве стала выставка в офисах ПроКредит Банка в 2008 году. Они тогда занимались молодыми талантами и выставляли у себя их картины.

— А какая выставка стала первой в вашей творческой биографии?
— Самую первую выставку я так с ходу и не вспомню. Наверное, можно считать в девятом классе, когда в школе мне сделали персональную выставку. Работы отбирал преподаватель и, так как он считал, что мне помогает писать картины отец, решил справедливым мои лучшие картины оставить без внимания, а на выставку взял более-менее посредственные.  Помню, как мне тогда было обидно. Ведь папа мне никогда не помогал писать! Только давал советы. После этой ситуации я поменяла свое отношение к преподавателю. 

Если говорить о творческих успехах в зрелом возрасте, то считаю первой и серьезной выставку в 2006 году в благотворительном фонде «София». Тогда я впервые узнала и почувствовала, что такое готовить персональную выставку картин, приглашать гостей, волноваться, ожидая их прихода. Но радостные ощущения и приятная усталость по окончанию мероприятия перекрывают все переживания.

— Кто способствовал продвижению вашего таланта?
— Мой папа стал моим первым учителем по живописи и рисунку. Его советы всегда направляют и поддерживают меня. Но я бы не сказала, что именно папа способствовал моему продвижению. Большую роль сыграла настойчивость мамы и ее желание привезти меня в столицу. Далее идет моя природная ответственность и желание учиться. И совокупность различных факторов, знакомств и много-много работы.

— Какие факторы оказали наибольшее влияние на вашу профессиональную деятельность?
— Начнем с самой обычной художественной школы в маленьком городе Измаил. Там я проучилась 2 года у замечательного преподавателя И.И. Коцофляка. Далее – поездка в Киев и поступление в ДХСШ им. Т.Г. Шевченко. Именно здесь я получила основную базу знаний и встретила прекрасных людей, которые стали моими верными друзьями по жизни. Потом поступление в Академию, замужество, рождение сына, работа на телевидении. В этот период я еще плохо осознавала, что живопись станет для меня профессиональным видом деятельности. Но после академотпуска я отчетливо поняла: живопись – это мое! Я без нее не могу. Это и работа, и хобби, это моя жизнь. Однако развод с мужем и непростые студенческие годы, которые пересекались с материнством, заставили меня тогда заниматься самыми различными видами деятельности (разумеется, включая живопись). Работы и подработок было много, сна – мало. Но 2004 год показал мне результаты моих стараний. Я получаю интересные предложения к сотрудничеству от лиц, заинтересованных в моих картинах. Мои работы отправляют заграницу, их начинают приобретать для частных коллекций. В 2008 году мне предложили выставить картины в офисах ПроКредит Банка, что способствовало моему знакомству и дальнейшему сотрудничеству с двумя бизнесменами. Этот опыт подарил много уроков, как позитивных, так и не очень. Но, в любом случае, многому меня научил.

— Наверное, не раз в процессе вашего творческого пути вы слышали вслед: «Художник – это не профессия, а хобби. Нужно выбрать другую работу, которая позволит себя обеспечить». Что позволило вам доказать обратное, и не поддаться таким советам?
— Возможно, и слышала, но не в отношении себя. Мне повезло. Мои родители с уважением относились к моему выбору и всячески способствовали моему развитию. А хобби у меня было много. Сейчас рукоделие. Однажды папа сказал: если б ты была мальчиком, я бы не хотел, чтобы ты стала художником. Да я и не собиралась им быть. Я хотела быть дизайнером одежды. Но живопись затянула и не отпускает уже много лет.

— Как часто вы слышите критику в адрес ваших картин, что именно критикуют, и как вы относитесь к этому?
— Критикуют меня нечасто. Но людей много, и понятно, что кому-то нравится, кому-то – нет. Если не нравится, то тут уже начинают обсуждать все: технику, сюжет, тематику. Любят добавить сравнение с Евгенией Гапчинской (я уже говорила, что сама думаю на этот счет). Однако если критика грамотно аргументирована и исходит от человека, анализирующего и думающего, я всегда прислушаюсь. Остальное – не стоит внимания.

— Как часто вы пишете картины под заказ?
— Скажу откровенно – всегда приятнее продавать готовые работы. Ведь это не услуга – написать картину, а творческий процесс, который требует вдохновения, особого настроя, желания, видения. По этой причине, когда ко мне все-таки обращаются с просьбой написать особенную индивидуальную работу, я подхожу к принятию решения взвешенно. Мне важно, чтобы я с человеком нашла точки соприкосновения, чтобы наши взгляды сошлись, чтобы у меня лежала душа к написанию именно такой картины, и у заказчика не было разочарований после обсуждения деталей. Тогда получается, что человек выступает соавтором произведения. Это приятно. Если процесс идет именно так – легко и в унисон с мыслями и ощущениями друг друга – я соглашаюсь, и с радостью приступаю к выполнению. Но, если я понимаю, что для удовлетворения заказчика мне нужно идти на компромисс с моими убеждениями и принципами – я отказываюсь. Не могу.

— Какая из ваших картин наиболее ценна для вас и почему?
«Бензина и Огненная Бубуруза». Она не похожа на другие благодаря своей уникальной цветовой гамме. А еще там моя сестра и я. Такие, какие есть.

— Вы стали мамой в довольно раннем возрасте и говорите, что рождение первого сына стало мотивом к созданию картин. Как это - совмещать роль мамы и параллельно реализовываться в сфере искусства?
— Я бы не сказала, что уж в столь раннем. Мне был 21 год. У нас в семье так сложилось, что в этом возрасте становятся мамами. Совмещать было сложно. Сейчас я мама двоих детей, одному 11 лет, а второму – 4 месяца. Поэтому проблема как совместить живопись и семью до сих пор актуальна. Я как в том анекдоте: и умная и красивая..  Без помощников любой маме тяжело. С первым ребенком мне помогала моя мама и сестренка. Сейчас мамы нет, увы. Но у меня замечательный муж и он проводит много времени с детьми. Ну и бабушки-дедушки, а также няня.

— Какой ваш идеальный семейный день?
— Проснуться на берегу моря/океана, улыбнуться солнышку, с разбега вместе с детьми забежать в прозрачную воду, потом сварить чай из трав на костре. Играть, рисовать, купаться, смеяться, ловить крабов и мидии, и вечером в обнимку посидеть у костра, выпив с любимым немного текилы. Но любой день хорош, когда моя семья вместе. 

— Считаете ли вы себя счастливым человеком? Как определяете для себя это понятие?
— Я очень счастливый человек. У меня прекрасная семья. И родители, и сестра, муж, дети. Перечисляю в порядке появления этих людей в моей жизни, а не важности. А определение счастья хорошо дано в старом советском фильме: "Счастье – это когда тебя понимают". От себя добавлю еще: счастье – это любовь. Когда ты любишь и любим. Ну и, конечно же, когда здоров.

Автор

Виктория Степанец Журналист Виктория Степанец
Москва, 25 лет
Журнал Журнал «Культурный тренд»

Написать сообщение
Пишу статьи, учусь в ВШЭ.
Интересная тема? Нажимай