Кукольная мастерская. Интервью с организатором «Салона авторской куклы» Светланой Пчельниковой.

В этом (2015) году уже 11-й раз пройдет ежегодный Салон авторской куклы на Тишинке. В рамках этого события Москва соберет 260 художников из самых разных уголков планеты: Мексики, Голландии, Японии, Белоруссии, Италии и, конечно же, России. Каждый посетитель автоматически принимает участие в благотворительной акции, ведь все вырученные деньги от входных билетов идут исключительно на финансирование тяжело больных детей, нуждающихся в серьезном лечении. Такова была изначальная идея, такой она остается и на сегодняшний день. О том, как развивался этот проект, какая роль куклы в жизни человека, какие куклы будут представлены в рамках выставки и о многом другом с журналом «Культурный тренд» поделилась организатор «Салона авторской куклы» Светлана Пчельникова.

— Светлана, когда впервые у вас проявилась любовь к куклам?
— Кукол я люблю с самого детства. Благодаря моей маме у нас в семье воспитывалась любовь к этим прекрасным игрушкам, мы шили им платья, играли с ними, устраивали чаепития с куклами. Это были мои преданные друзья: я с ними делилась самым сокровенным, спрашивала советов, рассказывала, как у меня прошел день. Моя мама выросла в детском доме, и это объясняет, почему она трепетно относилась к моему воспитанию, старалась, чтобы у меня все было, чтобы я не ощущала себя обделенной в чем-либо. В еде и в игрушках, в первую очередь. Я росла в атмосфере любви, достатка, тепла.

— Когда вы сделали свою первую куклу?
— Это было в довольно осознанном возрасте. Начну издалека. На тот момент, когда я вышла замуж, я работала на Российской Фондовой бирже, мой супруг – в крупной компьютерной компании. Мы достигли успехов в финансовой сфере, наша семья не испытывала материального гнета, и с рождением детей я позволила себе стать домохозяйкой. Однако заниматься только обустройством домашнего уюта и воспитанием детей мне казалось недостаточным для полного счастья, мне нужна была деятельность. Тогда мы с подругой открыли Салон красоты, который работает и сегодня, уже на протяжении 15 лет. Я стала заниматься этим бизнесом и, возможно, еще больше втянулась бы в тот процесс, но одно событие поменяло курс моей дальнейшей судьбы. Я попала в автокатастрофу. Стоит добавить, что за год до этого я посетила первую в своей жизни выставку кукол и была под огромным впечатлением от человеческих возможностей. Такое создать! Мне казалось, это невозможно! Но небольшой стенд с работами дебютантов, выпускников школы Кукольного мастерства, и остальной зал с работами других непревзойденных мастеров, говорили об обратном.  С тех пор я начала коллекционировать кукол. Но о создании собственных даже не мечтала. Вернемся к автокатастрофе: она дала ужасные последствия, я была прикована к кровати и прогнозы врачей были очень неутешительные. «В лучшем случае, инвалидное кресло, - говорили они. – А, возможно, и останетесь «лежачей». Но я не теряла надежды, я верила, точнее, знала, что встану, буду ходить, и обязательно смогу выкарабкаться из этого состояния. Позитив и веру мне придавало мое тогдашнее занятие – шитье кукол. Моя мама дала мне самоучитель по созданию текстильной куклы, и я с головой ушла в этот увлекательный мир. Сначала я создавала для себя, точнее для своего мужа (он покупал мои работы, чтобы мне не было так обидно), а потом стала выдавать своих дочерей-кукол замуж. Именно так я воспринимаю процесс, когда продаю их. Ведь это действительно можно сравнить с тем, как выдаешь дочь замуж: перед ней открываются новые двери  и возможности, новый мир. Так и для куклы.

— Как родилась идея ежегодного Салона авторской куклы?
— Мне захотелось, чтобы мое любимое дело стало приносить пользу тем, кто действительно нуждается в помощи. Не только моральную, но и физическую. Много благотворительных акций, в которых мне довелось принять участие, к сожалению, как по мне, относятся к своей главной цели безответственно. В свое время меня это очень зацепило, но я поняла, что нечего жаловаться – если я хочу помогать по-другому, то флаг мне в руки! И я приняла решение организовывать ежегодные Салоны авторской куклы и все вырученные деньги от входных билетов направлять на лечение определенного ребенка. Не по адресу детского дома или школы-интерната, а на медицинские нужды конкретного ребенка. И вот, этот проект помог уже более 100 детям улучшить свое физическое здоровье. Эти выставки, безусловно, не только направлены на благотворительность: все участники имеют возможность предоставить свои работы большому кругу посетителей и найти своих покупателей. Некоторые художники добровольно направляют вырученные от продаж деньги в наш общий «благотворительный капитал».

— Какую особенность выставки в этом году вы можете выделить?
— Стандартно мы будем представлять работы художников со всего мира, проводить мастер-классы, продавать книжные тематические новинки и, конечно, самих кукол. Однако помимо привычной нашей программы, в этом году мы проведем акцию в поддержку Фонда артистов, организованного Евгением и Марией Мироновыми. У гостей будет уникальная возможность посетить мастер-классы Анны Снаткиной, Елены Захаровой, Екатерины Гусевой и других.

— Какие куклы вас привлекают как мастера?
— Раньше я увлекалась фарфоровыми куклами, но в последнее время мое внимание больше привлекают шарнирные. Они позволяют своему хозяину не только любоваться собой, разговаривая лишь глазами, но и практически использовать как игрушку: ведь им можно поменять позу, повернуть голову, ими можно играть.

— Как вы определяете цены на свои работы?
— Как говорит один мой знакомый: «Сделать куклу, в принципе,  может любой. Искусство заключается в том, чтобы продать ее». Под продажей следует понимать не буквальное получение денежных средств, а, в первую очередь, презентацию своего товара, позиционирование, умение его представить аудитории. Думаю, он прав. Поэтому и цена не может быть определена единожды, быть одинаковой для всех. Она формируется в зависимости от рынка, от покупателей, кто за сколько готовы купить твою работу. Нередко и от того, как кукла будет представлена. Работа может стоить 160 тысяч, может 100 тысяч, а может и 10…

— В ваших выставках принимают участие одни и те же мастера, или каждый год новые?
— Есть и новые, а есть и те, которые с первого дня запуска нашего проекта 11 лет назад до сих ежегодно с нами.

— Что для вас кукла?
— Кукла – это синтез живописи, скульптуры и дизайна костюма. Каждая моя работа дарит мне неописуемое ощущение счастья. Каждая кукла одинаково дорога мне, и каждую хочется «выдать замуж» за достойного человека. Я уже 15 лет в этой сфере и не представляю своей жизни без нее.

11 год первая неделя октября, кукольная мировая история переносится в Москву. Съезжаются художники из Голландии, Мексики, Японии, Италии, Белоруссии, вся России. 260 участников в этом году. Проект не коммерческий. Кукла – это синтез живописи, скульптуры и дизайн костюма. Быстрорастущее современное искусство. Индустрия сейчас, очень красиво и очень популярно. Мы продаем билеты, и вся прибыль от продажи билетов имеет благотворительную направленность. Мы уже 109 ребенку оплачиваем дорогостоящее лечение. С первого дня мы решили, что сама выставка благотворительная. Наши мастера продают работы, но сама выставка – благотворительная. Мы проводим бесплатные мастер-классы на выставке. В этом году еще будем проводить акцию в поддержку Фонда артистов. Женя и Маша Мироновы основатели. Артисты, кому 90 лет. Будет мастер-классы с Анной Снаткиной, Еленой Захаровой, Катей Гусевой и Алесей Гребенщиковой – из фонда артистов.

Они сделают ангелочков, которых будем потом на благотворительном стенде продавать.

Я тоже делаю кукол, уже давно этим занимаюсь. Раньше это были фарфоровые, сейчас увлекаюсь шарнирными куклами. Я делаю из амер материала, он аналог фарфору, внешне как фарфор, но кукла может двигаться. Если со стандартными куклами, которые коллекционируют, можно только глазами играть, то с шарнирными коллекционными можно играть, голову повернешь, и она уже по-другому на тебя смотрит. Поставила, посадила ее, она более контактная. Они очень популярные, их делали в древнем Риме, Японии. Еще Альберт великий, будучи алхимиком, он святой, католическая церковь канонизировала. Он 50 лет своей жизни делал андроиды, он делал себе помощника. Настоящий ученый, который пытается выявить свои формулы, не должен иметь помощника, который сможет шантажировать, перекупить. А кто-то же должен ему помогать. И он делал себе слугу-помощника андроида. И ему удалось это сделать – девушку золоту. Но его ученик, друг, Фома Аквинский, когда увидел, что скульптура начинает двигается, подразумевая эту девушку-андроида, он решил, что в нее вселился бес, нечистая сила и дубиной расколотил ее. Это была какая-та шарнирная кукла.

У меня мама из детского дома, у нее своих кукол не было. Я была избалованная в этом плане. И у нас в семье воспитывалась большая любовь к куклам. Но она очень добрая. Я такая добрая и светлая благодаря моей маме. У нее большое желание всем помочь.

Это были обычные куклы из Центрального детского мира. У меня не было мысли, что кукол можно сделать. Максимум, я могла одежду сшить им. Я очень дружила с куклами, они были моими друзьями. Но куклы бы никогда не попали в мою жизнь, если бы не один случай. Я попала в автомобильную аварию, уже будучи замужем, и очень сильно пострадала. И прогнозы врачей были очень неутешительными. Говорили, в лучшем случае, инвалидное кресло, а может так и останусь прикованной к кровати. И мама принесла мне самоучитель, как делать народные текстильные куклы. За год до этого я стала коллекционером кукол. Я искусствовед-антиквар.

Я пришла в антикварный салон и увидела первую выставку кукол, я сошла с ума, мне казалось, это невозможно. Это было лет 15 назад. Рядом маленький стендик дебютантов выпускников школы кукольного дизайна. И я поняла, это не феи делают, а вот, реальные люди… Потом мне муж купил куклу, потом я разбилась на машине и мама сказала, давай делать кукол.  И я поняла тогда, что когда встану (у меня не было мысли «если встану», я была уверена, что встану и буду ходить), то обязательно опять пойду на эту выставку, не было мысли, что представлю свои работы, но хотела получить тот заряд энергии и позитивных впечатлений. Но жизнь так сложилась, что я стала сама делать кукол, и стала благотворительных делать кукол.

Александра Федоровна, жена Николая 2, воспитывала своих дочерей в любви к куклам. Свое свободное время они проводили с иголкой и ниткой в руках и шили куклам наряды, устраивали чаепитие с куклами.

Я работала на Российской фондовой бирже, мой  муж – в крупной компьютерной компании, и мы быстро попали на нужную волну, разбогатели, и не нужно было работать для того, чтобы заработать деньги, прокормить детей, маму. Я стала домохозяйкой, но при этом мы с подругой открыли салон красоты, которому уже 15 лет. Потом авария, и в мою жизнь вошли куклы,и я вся в куклах.

Как говорит один мой знакомый – сделать может любой. Искусство продать потом то, что ты сделал. Имеется в виду не столько деньги на этом заработать, сколько преподнести свое творение, с историей, легендой…

Цены диктует рынок. За сколько готовы купить, за столько и продаем.

Практически все, кто пришел 10-11 лет назад, до сих пор участвуют в выставке.

Еще организовываю ежегодный весенний бал кукол.

Каждый желающий, кто может делать куклу, может принять участие в нашей выставке.

Первые куклы я не могла продавать. Их покупал мой муж, чтобы я не страдала. Я своих дочек-кукол не продаю, а выдаю замуж.

Автор

Виктория Степанец Журналист Виктория Степанец
Москва, 25 лет
Журнал Журнал «Культурный тренд»

Написать сообщение
Пишу статьи, учусь в ВШЭ.
Интересная тема? Нажимай