Война. Когда-то это уже случалось.

«Когда-то это уже случалось. Что-то похожее происходило внутри, когда я перечитывал книги и смотрел фильмы, описывающие неведанную мне историю. Ту историю, в которую я верил и воспринимал буквально, в том формате, в котором мне ее преподносили. У меня рождалось чувство сочувствия и сострадания, но они так же быстро проходили, как и появлялись. Они рождались, давая о себе знать, но ни одно из них не было в состоянии задеть меня за живое. Нет, не могли. Я был наблюдателем и мог лишь смотреть со стороны, другой стороны и другой эпохи. Тогда мне казалось, что я прекрасно понимаю каждого героя-современника того времени. Насколько ложным было это убеждение. Мы никогда не в силах понять кого-либо полностью, не побывав в его шкуре. Поэтому да, когда-то что-то со мной случалось, что-то похожее, но в то же время очень отдаленно напоминающее мое сегодняшнее состояние. У меня была молодость в мирное время, из которого я наблюдал за войной не напрямую, а через разговоры, книги, фотографии. А сегодня я столкнулся со зрелостью, совсем не в мирное время. Война, и единственное, что спасает – это воспоминания о юности. Они помогают хотя бы косвенно вновь почувствовать мир.

Когда я был совсем маленьким, папа произнес одну фразу, которая из детского буквального восприятия с годами переросла во взрослое всеобъемлющее осознание: «Люби людей и твоя совесть будет чиста». Я тогда плохо понял вторую часть выражения, так как о совести имел очень ограниченное понятие. А вот любить людей я действительно научился именно благодаря отцу.

В каждом встречном я искал что-то уникальное, удивительное. Каждый представлялся мне особенно красивым. Люди вызывали во мне улыбку и радость, я любил их настолько, насколько нелогичной кажется сама фраза «любить всех людей». Я прекрасно видел и недостатки окружающих, но усердно верил, что все негативные черты людей имеют свою причину, которую не всегда человек сам может решить, но решить ее необходимо, и для этого нужна помощь окружающих. Помогая другим, можно сделать всех людей чуть ли не идеальными. Я верил в это и нес эту веру с собой в сердце. В юном, наивном, зато настоящем сердце. Но сегодня мне бы очень хотелось подойти к отцу и спросить, что он вкладывал в эту фразу столько лет назад… И получилось ли у него сохранить эту любовь? Мне бы очень хотелось… Но его нет в живых…Его убили, люди… Тех, которых он призывает любить?

Нет, не связана наша семья с религиозными учениями, не на этом основываются все выше изложенные строки. Не на религии, но на вере, мудрости и надежде. На понятиях, которые в детстве не вызывают дополнительных вопросов, а в зрелости сами выступают этими вопросами.

Любить – значит не осуждать, но не осуждать не означает оправдывать. Честно, я старался. И было много моментов, которые легко могли перевернуть мои убеждения. Однако я выстоял, я сохранил свою позици. Не наигранно, а искренне – я любил и верил. Но, извините, сегодня я не могу. И самое ужасное не то, что я отхожу от своих принципов и мировосприятия. А то, что такая перемена в моих мыслях приводит к следующему выводу: всю жизнь я верил в ложь. Не мне врали другие, а я осознанно лгал сам себе. Понимаете?

Война разрушает все на своем пути. Такое ощущение, что она не остановится, пока не сотрет все с лица Земли. Но все же в глубине души живет надежда, что не сотрет. Что есть выход и положительный исход. Надежда, что еще чуть-чуть, и все останется в прошлом».

Стас сидел на краю обрыва и смотрел на свой город. Он отчетливо увидел целующуюся парочку на крыше центрального высотного здания. Сложно было разглядеть, но что-то ему подсказывало, что кроме них, там больше никого нет. А еще он дорисовал к ним свечи и романтический ужин, каждого из них наделил чувством высокой любви друг к другу. Первой любви, которая служит ключиком в новый мир, и которая никогда не будет подвластна словесному описанию. Он видел эту пару красивой и нежной, идеальной, в которой парень и девушка гармонично дополняют друг друга, преобразовываются и совершенствуются под влиянием друг друга. Он отвел свой взгляд чуть вправо и увидел березовую аллею, светящуюся вечерними огнями фонарей и ведущую к музыкальному фонтану. Эта аллея прекрасно дополнит романтический вечер влюбленных. Далее его взору открылась парковая зона со множеством аттракционов, переполненных счастливыми лицами. Семья, пары, друзья, компании – множество людей приходили сюда получить удовольствие, отвлечься от будних, подарить внимание друг другу. Здесь царила атмосфера идиллии, гармонии, веселья. Он снова вернулся взглядом на крышу здания и заметил, что она пуста. Влюбленная пара в обнимку направлялась к фонтану по светящейся березовой аллее. Все было отчетливо и очень красиво, Стас полноценно ощутил себя участником наблюдаемого им мира.

Но неожиданный звук заставил его отвлечься от столь поглощающего созерцания. Он обернулся, чтобы увидеть, откуда доносился этот резкий звук. А повернувшись обратно, ужаснулся: никаких аттракционов и березовых аллей, фонтанов и влюбленных пар. Он видел разрушенные и полуразрушенные здания, услышал плач детей и крики матерей, зов их мужей и сыновей.

«Чтобы это все быстрее закончилось», - пронеслось у него в голове. Бессмысленная фраза, наполненная глубокой надеждой.

Смерть не во имя чего-то, а просто так. Вот что пугало Стаса. Люди гибнут, потому что кто-то так распорядился. У кого-то есть свои планы на жизнь других людей. Эти размышления только еще больше заводят в тупик. Ему хотелось поделиться. Но чем? Горем? С теми, у кого его не меньше? Ему хотелось делиться новыми открытиями и достижениями, новым миром и его совершенством. Но все это осталось глубоко в мечтах. К сожалению, слишком глубоко.

Придут лучшие времена и все облагоразумится. Люди одумаются, и войны больше не будет. Люди созданы для счастья, а не для слез. А если и стоит умирать в слезах, то только во имя чего-то…РЕАЛЬНОГО.

Автор

Виктория Степанец Журналист Виктория Степанец
Москва, 25 лет
Журнал Журнал «Культурный тренд»

Написать сообщение
Пишу статьи, учусь в ВШЭ.
Интересная тема? Нажимай